Алишер Тяжин, первый заместитель генерального директора “Кусто Агро”, рассказал про рынок земли и социальную ответственность “Кусто Агро” на ХІ международной конференции “Ведение агробизнеса в Украине”.

“Кусто Агро” — это казахстанская компания. Она работает с 2012 года в Украине. Мы понимаем, что в первую очередь нужно структурировано подойти к открытию рынка.

С другой стороны, у нас есть внутренняя философия компании — земля никому в принципе принадлежать не может. Она была миллионы лет до нас и останется после нас.

Государство должно страховать риски инвесторов

Мы считаем, что государство, а именно — Украина в лице представителей власти, должно реализовать правильный механизм, который выстроит систему. Мы не против открытия рынка земли, но самое главное здесь — позиция государства. Государство должно быть некой площадкой, которая будет хеджировать или страховать риски всех инвесторов и участников в этом процессе.

Мы видим эту ситуацию изнутри: что было 5 лет назад, что происходит с рынком земли сейчас. Если сравнивать Украину и Казахстан, то Украина опережает его по сельскому хозяйству на 15-20 лет. Украина сделала очень много, и мы даже сейчас в Казахстане, развивая сельскохозяйственные проекты, берем весь передовой опыт именно Украины. 

А если смоделировать 2 сценария: доступ иностранцев или нет этого доступа. Вы бы могли эти два сценария прокомментировать на примере своей компании?

Если не будет доступа, то ничего глобально не изменится. Мы также будем социально ориентированы, то есть все обязательства, которые мы взяли на себя, мы выполняем по нашим полевым компаниям, по селам, где живут наши пайщики, будем поддерживать местные общины, но в первую очередь — это поддержание пайщиков.

Мы в этом плане смотрим вперед и считаем, что в таком сценарии пайщик более застрахован, потому что мы арендуем землю на 10-15 лет. И мы заинтересованы максимально поддерживать инфраструктуру села и улучшать ее. На самом деле, государство не занимается селом. Если вы посмотрите на текущую ситуацию в селах… Просто поедьте за Киев и увидите, что не везде картина радужная. И в этой ситуации помогает именно бизнес. И если даже не будет доступа к земле — мы к этому готовы и наше отношение не изменится.

Ко второму сценарию мы тоже готовы. Мы видим возможности, но нужно понимание, что такое украинская компания. “Кусто Агро” считается украинской компанией, мы здесь работаем уже больше 7 лет. Мы платим здесь налоги, мы — налоговый резидент. Просто государство обязано правильно выстроить систему купли-продажи. Возможно, определить какой-то баланс или долю в рамках села, области и т. д. Здесь мы тоже не видим проблем.

“Кусто Агро” — социально ориентированная компания

Если идти по второму сценарию, как это поменяет вашу бизнес-модель? Вы будете развивать какие-то новые направления?

Мы социально ориентированная компания. Хотя ясно, что бизнес есть бизнес. Все любят конечный отчет о прибыли и убытках с положительными цифрами. Но мы почему стремимся к социальной ориентации? Потому что прекрасно понимаем: основной актив — это люди. Это наши сотрудники, наши клиенты, наши пайщики.

Поэтому мы относимся к этому очень ответственно и запускаем социальные проекты в селах. Не все компании с украинским капиталом это делают. Есть компании, которые находятся в тени и не платят налоги — эти украинские компании обрабатывают землю незаконным путем. 

Мы в этом плане абсолютно прозрачны — мы только даем плюс рынку. И наша стратегия не изменится, она будет такая же.

“Серые фермеры”, по сути, у них нет таких затрат, они работают в серой-черной зоне. Они на самом деле не являются конкурентами, но надо понимать влияние на пайщиков.

“Серые фермы” играют на простых настроениях. Они приходят и дают им больше, чем прозрачные компании. А пайщики не понимают, что эти “товарищи” пришли на один год, только чтобы быстро заработать, потому что завтра придут такие же, как они. И они не несут никакой ответственности перед пайщиком.

Наша же социальная ответственность перед пайщиком по времени гораздо продолжительнее. Мы поддерживаем не только пайщиков, мы еще и улучшаем инфраструктуру села. “Кусто Агро” строит церкви, помогает в строительстве детских садов. Мы строим дороги, детские площадки. Государство не всегда это делает. К нам приходят с такими просьбами — мы помогаем. Мы прекрасно понимаем, что если просто будем приходить собирать урожай и уезжать — это будет не правильно. Завтра и отношение к компании будет совершенно другое.

Но необходимо понимать, мы это делаем не для того, чтобы кого-то купить. Просто это наша внутренняя корпоративная система, мы изначально работаем так во всех бизнесах, не только здесь.

Рынок земли не вызовет массового оттока пайщиков

Если рынок земли не открывается, то мы возвращаемся к базовому сценарию, по которому работаем больше 7 лет. Если по иностранным компаниям будет принято какое-то иное решение, то мы все равно будем работать по базовому сценарию.

Я не думаю, что рынок земли вызовет массовый отток пайщиков. Пайщики — не глупые люди. Это не те пайщики, которые были 10 лет назад. С появлением интернета и доступа к информации, они тоже понимают ценность своей земли, и не каждый захочет продавать. Им комфортно работать по старой схеме.